Субботним вечером 1 сентября 1666 г. Томас Фарринер, пекарь, поставлявший хлеб королевскому двору, работал в своей пекарне на Паддинг-лейн. В десять вечера он погасил печи и отправился спать на верхний этаж своего дома. А вскоре после полуночи пекарь и его семья проснулись от удушливого дыма, поднимавшегося с первого этажа.

Поняв, что с пожаром им уже не справиться, Фарринер выбрался через окно на крышу соседнего дома. За хозяином последовали все домочадцы, кроме служанки - та боялась высоты и предпочла остаться в доме. Эта женщина погибла и считается первой жертвой Великого лондонского пожара.

Ошибка Лорд-Мэра

Вскоре прибыла полиция. В те времена борьба с пожаром, как правило, ограничивалась разборкой окружающих зданий, чтобы огонь не распространился дальше. Но в этот раз лорд-мэр Лондона Томас Бладворд не решился на такую меру - большинство окрестных зданий были сданы в аренду, а их владельцы отсутствовали. К тому времени, когда градоначальник все-таки отдал приказ на снос рядом стоящих строений, было уже поздно. Из-за сильного ветра огонь начал быстро распространяться в западном направлении. К полудню люди отказались от попыток справиться с пожаром, многих охватила паника, началось повальное бегство. Потоки людей и повозок запрудили дороги. Пожарные не могли пробиться к местам возгорания, что еще больше усложнило положение.

На рассвете 3 сентября пожар охватил северную и западную части города. Решив, что Собор Святого Павла - главный храм столицы - с его могучими каменными стенами и широкой площадью, которая казалась надежной преградой для огня, представляет собой безопасное убежище, купцы стали свозить сюда товары из складов, подвалы заполнили самыми ценными книгами из библиотек. Однако из-за реставрации здание было окружено деревянными строительными лесами - они-то и вспыхнули во вторник вечером. Огонь пополз вокруг собора, горящие леса подожгли балки свода, и вскоре храм запылал.

Наступление огня на юг остановили воды Темзы, но уже пылали кварталы у Лондонского моста. Пламя было готово перекинуться по мосту и обратить в пепел местечко Саутворк. К концу второго дня пожара у тех, кто все еще продолжал бороться с огнем, опустились руки - все усилия были тщетными. В сумерках загорелась Королевская биржа, и в течение нескольких часов прекрасное здание превратилось в дымящиеся руины.

Порох против огня

Днем наибольших разрушений стало 4 сентября. Огонь добрался до ремесленных и торговых кварталов. Деревянные дома, склады, лавки и мастерские воспламенялись мгновенно. К тому же в них повсюду хранились бочки со спиртным и маслом, а также пенька, уголь и другие горючие материалы. В течение дня загорелся целый ряд правительственных зданий, и огонь начал подбираться к Тауэру, где в подвалах хранились громадные запасы пороха. Не дождавшись помощи от пожарных, которые были заняты в западной части города, солдаты гарнизона Тауэра принялись за расчистку противопожарных полос. Остановить яростное наступление стихии удалось с помощью того же пороха - взорвав все здания на подступах к пороховым погребам.

К вечеру ветер начал слабеть. Отдельные очаги гигантского пожара все еще сохранялись, но «Великий огонь» был остановлен.

За четыре дня, со 2 по 5 сентября 1666 г., полностью сгорело 13 500 домов, 87 приходских церквей, большая часть правительственных зданий. Огненная стихия лишила крова 70 тыс. жителей, а число погибших никогда не было точно установлено. Материальный ущерб был оценен в фантастическую по тем временам сумму в 10 млн фунтов стерлингов. Сотни компаний обанкротились.

У Великого лондонского пожара была единственная положительная сторона. По мнению современников, он помог англичанам избавиться от эпидемии чумы, свирепствовавшей в городе начиная с 1665 г.

Грандиозный пожар в Лондоне показал все несовершенство служб общественной безопасности, существовавших еще со времен Средневековья. Сразу же после того как началось восстановление города, была создана первая в мире муниципальная пожарная служба. Впервые в истории появилась услуга страхования зданий от возгораний, причем за страхование деревянного дома взималась вдвое большая плата, чем за страхование каменного. Это стало дополнительным толчком широкого строительства каменных зданий. С целью уменьшения возможных выплат страховые компании начали организовывать собственные пожарные команды.

Самое интересное на сайте: Катакомбы, Пыльный котел, Снегопад, Солнечная система, Нигерия, Экономика Швейцарии, Рукотворные бедствия, Люди нашей планеты